Печать

Воскресный папа — это не диагноз

Разведенному ростовчанину удалось отсудить дочь у бывшей супруги.

Если ваша любовная лодка разбилась о быт, в жертвах — весь экипаж, включая ребенка. Особенно туго ему приходится, если мама с папой начинают бескомпромиссную битву за любимое чадо с привлечением судебных инстанций. Впрочем, в таких случаях у женщины куда больше шансов на победу: совместное проживание с сыном или дочкой освобожденному от брачных уз папаше, как правило, не светит.

А может, воскресные отцы не слишком-то и стремятся к перемене статуса? Как бы то ни было, в Ростове создан прецедент: после развода родителей дочь осталась с родителем. Чего ему это стоило, Сергей Мочалов согласился рассказать нашему корреспонденту.

***

При решении вопроса о месте жительства ребенка суд должен исходить из принципа: как будет лучше самому ребенку. При этом признается равенство родителей в вопросах воспитания и образования. Но это в теории. На практике же  отцы выигрывают подобные процессы очень редко. Если мама вменяема, имеет работу и любит свое дитя, у папы очень мало шансов. Такая вот дискриминация мужчин.

Правда, объективно говоря, разведенные отцы не слишком часто и настаивают на совместном проживании с сыном или дочерью. В случае «дележа ребенка» традиция и закон не противоречат друг другу. Тем более удивителен пример Сергея — пример последовательного отцовства, готового на борьбу, жертвы и победу. А после — на систематическую работу, потому что Мочалов понимает: быть папой — это не разовая кампания, это навсегда.

Методом глубокой «заморозки»

— Как вам вообще пришло в голову отсудить ребенка у матери? — довольно бестактно поинтересовались мы у Сергея.

Вместо предсказуемых обвинений и упреков последовал довольно неожиданный ответ:

— Жену я очень любил. Так случилось, она намного младше меня. Нелады у нас начались в 2004-м: весь этот год мы то сходились, то расходились. Поскольку развод — это стресс для всех, Ольга немножко «поплыла», находясь в тяжелом моральном состоянии. А нашего общего желанного ребенка я хотел всегда видеть рядом с собой. Дочка родилась в 2000 году, ее, как и жену, тоже зовут Олей.

В 2005 году девочка жила со мной. Затем мать забрала ее, и я долго не мог найти их следов. Поэтому мне и пришлось подать иск в суд, а 22 мая 2006 года я выиграл процесс.

— Это было трудно?

— Если хочешь добиться результата, надо действовать системно. По закону при вынесении решения суд должен принимать во внимание множество факторов: возраст ребенка, его привязанность к матери и отцу,  нравственные и иные личные качества обоих родителей, их материально-бытовое положение. И я изначально был готов пройти все необходимые инстанции, собрать необходимые справки, подтвердить свою отцовскую репутацию в глазах «высокого суда» и органов народного образования.
Но главное — в глазах собственной дочери.

— Вы были настроены на выигрыш?

— Я запрещал себе думать, что дочки нет рядом. Только иногда по инерции вскакивал по ночам, чтобы укрыть ее. И тогда меня пронзала мысль: «Оли нет!» На все время суда я словно погрузился в анабиоз, заморозился. Не позволял себе думать о том, что будет, если ребенка мне не отдадут.

Адвокатом моим на суде была Евгения Валерьевна Будянская, я ей очень благодарен. Молодая и толковая. Очень здорово во всем помогала.

Целый год я жил судом. Все остальное было побоку. Прежде всего надо было узнать, где живет дочка. Я методично посещал разные роно — искал детский садик, куда она ходит. Наконец выяснил, где проживает новый муж моей бывшей жены. Так удалось определиться с районом. После этого сотрудники Первомайского роно тоже подключились к поискам, беседовали с соседями. Оказалось, что в «новой жизни» моя Оля заброшена и неухожена.

Спринтеры и марафонцы

— В это время мы виделись с девочкой только во время прогулок ее детсадовской группы. Я увидел, что Олечка нездорова. Сдали анализы – так и оказалось. На суде я прямо сказал: мой ребенок болен, представил справки. Кстати, мы и сейчас ходим с ней на реабилитацию во Дворец здоровья.

В течение полугода мы втроем — я, жена и дочка — проходили психологическую экспертизу. Выяснялись наши сравнительные достоинства и недостатки, предпочтения ребенка. Я пытался загипнотизировать себя: если сейчас мне не присудят девочку, я дождусь ее десяти лет, когда она приобретет право выбирать родителя для постоянного проживания. До этого возраста ее голос лишь совещательный. Я был готов к марафону: если она не предпочтет меня и тогда, снова попытать счастья в год ее 16-летия. А для этого жить так, чтобы она обязательно сделала выбор в мою пользу.

— Кроме адвоката, были ли у вас союзники в этот тяжелый для вас период?

— Третьей стороной на процессах такого рода выступают органы народного образования. По заведенному стереотипу  у людей изначально существует предубеждение к разведенному отцу: «Не отбирайте ребенка у матери! Вы мужчина!» Своей задачей я считал это предубеждение переломить.

Держи удар

Как по-вашему, почему не только обыватели, но и судебная практика обычно всегда на стороне женщины?

— Для этого есть свои резоны. Так получилось, что наше время не способствует сохранению настоящих мужчин. Участие в бизнесе, конечно, стимулирует такие качества, как нахрапистость и целеустремленность. Но для  счастливой семейной жизни этого недостаточно. Отцов и семьянинов очень немного.

Кроме того, после развода среднестатистический мужчина быстрей ломается и опускается. Становятся беспомощным, грязным, мятым, ударяется в алкоголизм. Женщина в этом смысле держит удар лучше. Поэтому в большинстве случаев правильно, что ребенка оставляют матери.

— Но не в вашем случае…

— Не в моем. На суде даже товарищи Ольги свидетельствовали в мою пользу. Но соломинкой, переломившей спину верблюда, стало выступление на суде моей дочки. Она сказала: «Я хочу жить с папой!» Это решило все.

— Как сейчас складывается ваша жизнь? Вы испытали торжество  победителя?

Во-первых, я сразу сказал жене: я не буду чинить тебе препятствий в общении с Олей. Они перезваниваются, встречаются. Мать и бабушка покупают ей одежду. Я рад, что наши отношения перешли в человеческое русло. Сейчас моя бывшая жена развелась со вторым мужем, вышла за третьего. У них тоже родилась дочка. Хочу пожелать Ольге счастья, здоровья. Пусть крепнет ее новая семья. Хочу, чтобы она была спокойна: если у меня когда-нибудь и появится другая жена, она никогда не станет претендовать на роль матери для Оли, а будет ей доброй подругой. Мать у человека одна, ее никем не заменишь.

Строю дом, варю варенье

—  А жизнь наша с Олей протекает так, как надо. Вожу ребенка в школу и из школы. Через день стираю. Дома у нас печное отопление — топлю печку. Ежедневно у меня глажка, уборка. Сейчас варю варенье — чтобы зимой у дочки были витамины. Строю дом. Но все это благодарный труд, я ни на что не жалуюсь и ни о чем не жалею.

Девочку растить, по-моему, легче, чем мальчика. Она поможет и со стола убрать, и  посуду помыть. Кстати, учится она на твердые «четверки» и сейчас перешла во второй класс. Я с ней не сюсюкаю, могу и наказать по делу. Но генеральная линия у нас — взаимопонимание.

— Ваш жизненный опыт весьма впечатляет: вы были учителем танцев, занимались армейским рукопашным боем, жили и работали в Америке, стали казачьим атаманом. Полезен ли в быту такой багаж?

— Могу сказать вам определенно: Америка — не наш маяк. Там живут люди, никогда не бывшие в пионерском лагере: все конкуренты, а не товарищи. А весь мой опыт привел меня к главному выводу: люди, не разводитесь!

Алгебра и гармония

— После смерти близкого человека развод — худшая трагедия, которая может с вами приключиться. Я хочу сказать и мужчинам, и женщинам: терпите! Все обиды, которые кажутся смертельными, стираются.

Чтобы не разрушать жизнь, надо алгебру  поверять гармонией. Если муж не законченный алкаш — все приложится. Если жена многого не умеет, но хочет научиться, — на это ее желание можно опереться! От развода никто не выигрывает. Терпите до последнего, сцепив зубы. Ведь когда у человека гангрена на ноге и она посинела и распухла, он не просит доктора оттяпать конечность, а стремится любой ценой сохранить ногу. Так же надо сохранять и семью — это единый организм. Все остальное — вторые, третьи браки — это протезы.

Ирина РОДИНА

ЛИКБЕЗ

Советы разведенным мужчинам от Сергея Мочалова.

1. Спроси себя — ребенок хочет с тобой жить? Был ли ты настоящим отцом? Причем начиная с пеленок.

2. Соблюди баланс, хоть это и очень трудно, между своей профессией, бизнесом, зарабатыванием денег и постоянным вниманием к ребенку. Ни при каких обстоятельствах он не должен чувствовать себя заброшенным.

3. Ответь честно — способен ли ты на самоотречение. Готов ли к ограничениям досуга. Согласен ли поступиться карьерой.

4. Если ты принял решение жить с ребенком, проявляй волю, упорство, систематичность. Борись до конца — и совесть твоя будет чиста.

5. В случае победы — не препятствуй контактам ребенка с матерью. Сохраняй с бывшей женой цивилизованные отношения.

Читайте также:

7 июля 2012.
Размещено в Статьи.
Метки:

Оставить комментарий